Елена Лопухина "Архетип сезонности в психотерапии" - Ребенок/Родитель - Каталог файлов - Психологическая помощь в Японии
Пятница, 09.12.2016, 07:04
Психолог Оксана Скибо-Накорчевская
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Меню сайта
Категории раздела
Мои файлы [2]
Сказкотерапия [2]
Ребенок/Родитель [18]
Муж/жена. Семейные отношения [17]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
 Каталог файлов
Главная » Файлы » Ребенок/Родитель

Елена Лопухина "Архетип сезонности в психотерапии"
21.06.2012, 13:21
Елена Лопухина

Архетип сезонности в психотерапии


Годовой цикл сезонов, четырех времен года — одна из наиболее базовых и понятных любому человеку метафор процесса развития. Любой процесс развития не только в природе, но и в обществе, группе, внутри личности можно соотнести с этим общим архетипом. Обратившись к универсальному архетипу сезонности, можно яснее и глубже понять и описать процессы изменения и развития самых различных субъектов. Очевидно, что психотерапевта прежде всего интересует то, что происходит с личностью человека. Исходя из фаз архетипа сезонности, психотерапевт может выбирать методы, обеспечивающие наиболее эффективное воздействие на клиента. Более того, модель архетипа сезонности дает возможность интеграции разнообразных психотерапевтических теорий, подходов, становится способом перевода на единый универсальный язык достижений различных психотерапевтических школ. Наконец, этот «язык» понятнее клиенту, чем специфические терапевтические «языки».

Рассмотрим базовый архетип сезонности, предполагающий смену времен года. Само по себе число 4 — квадрат — несет в себе устойчивость, завершенность, каждая его грань соответствует определенной фазе развития или времени года. 

Весна. Само звучание этого слова пробуждает ощущение радости, первого динамичного рывка вперед, зарождения новых процессов. Природа пробуждается, оживает, устремляется к живительному теплу солнца. Постепенно молодые ростки превращаются в пышную зелень. Праздник природы в разгаре. Наступает лето, которое дарит нам половодье цветов, синеву чистых прозрачных небес. Зреют, наливаются силой сочные плоды. Это период максимального расцвета, созревания, полдень года. Весной и особенно летом человек пользуется дарами природы, она кормит и согревает его. Затем наступает осень, преддверье зимы. Она ассоциируется с увяданием природы, человек утрачивает щедрость Матери- Природы, которая холила и лелеяла его. Блекнут яркие краски. И человек оказывается лицом к лицу с необходимостью пройти через испытание своих сил, встать на собственные ноги и выжить. Это период подготовки к зиме. Испокон века осень была для человека временем трудов. Осенью, собрав урожай, человек доказывает способность жить плодами своего мастерства, обретает независимость от щедрот Матери-Природы. Затем приходит зима. Она ассоциируется со сном, отдыхом и покоем, земля укутывается холодным белым снегом, храня воспоминания о былой щедрости природы. Зима заставляет погрузиться внутрь, соки уходят к корням, к истокам, и там в глубине растут силы для будущего возрождения. Зима — период подведения итогов, осмысления, обдумывания успехов или неудач прошедшего года. Для человека это время не только физического отдыха, но и более глубокой внутренней работы. Зимой человек накапливает силы, которые инкубируются до весны. Итак, весна — это начало, лето — созревание, осень — подготовка к зиме, зима — инкубация.

Каждый сезон года всегда ставил перед человеком разные задачи, в каждый период он проходил через различные испытания и издревле готовился к следующему сезону, выполняя определенные ритуалы. Известный американский психотерапевт Джон Мойшер (John R.Mosher. «The Healing Circle: Myth, Rilual and Therapy»), рассматривая специфику различных древних ритуалов, связанных с сезонами и предваряющих их, отмечал, что, хотя каждый ритуал проходит через весь цикл развития, в ритуале данного сезона главной является одна фаза цикла, подготавливающая к этому сезону. Такой ритуал является как бы репетицией, подготовкой к следующему этапу. В этом смысле Мойшер условно выделяет четыре основных типа ритуалов. В этих ритуалах, как считает Мойшер, жители деревень, общин проигрывали возможные трудности будущего сезона. Задачей ритуалов была психологическая и частично физическая подготовка к сезонным изменениям, внутренняя настройка людей на готовность к изменению внешних условий и к решению будущих задач. 

Рассмотрим эти четыре типа ритуалов. Между зимой и весной находится точка инкорпорации, между весной и летом — точка континуальности, между летом и осенью — точка сепарации, между осенью и зимой — точка трансформации. Если посмотреть на круг как на последовательность смены времен года, то можно ответвляющимися линиями отметить эти ритуалы, которые занимают очень мало времени, но являются репетицией, подготовкой к следующему сезону. 

Итак, первый ритуал — это ритуал инкорпорации. Он предвосхищает весну и готовит к ней. Цель ритуала - включение, поскольку именно переход в весну подразумевает некоторое включение во что-то новое, в сообщество, в новую роль, возрастную категорию, в новый этап жизни. 

Вспомним сказку о Снегурочке. Чтобы открыться весне. Снегурочка должна растаять. Она слишком холодна и должна открыться, полюбить. Ритуал инкорпорации связан с элементом Воды, с очищением. Чтобы принять новые качества, роль, новый этап жизни, нужно смыть с себя остатки старого, они уйдут вместе с водой. Многие современные ритуалы несут в себе отголоски древнего ритуала инкорпорации. Например, частично обряды крещения, омовения покойника — связаны с подготовкой человека к тому, чтобы он смог занять место в новой земной или загробной жизни. То, что в ритуале инкорпорации — главный акцепт на элементе воды, не случайно. Каждый ритуал имеет свое пиковое переживание. На физическом плане это элемент Воды, а на психологическом — вода связана с эмоциональным реагированием, и поэтому пиковое переживание ритуала инкорпорации — эмоциональный катарсис, катарсис очищения. Это эмоциональное отреагирование: плач, стоны, крики, пение. Такой катарсис приносит эмоциональное освобождение. Этот ритуал изначально происходил перед сезоном, а дальше он распространился не только на подготовку к весне, но и к любой деятельности. 

Второй тип ритуала — ритуал континуальности. Это — подготовка человека к переходу в лето. Весной человек полностью принадлежит новой роли, сообществу, растворяясь, сливаясь с ними. Любой процесс развития переживает свой медовый месяц — это и есть весна. Но медовый месяц рано или поздно кончается, период ощущения полной принадлежности сменяется некоторым разочарованием, возникает диалектическая потребность уже не принадлежать, кое- что перестает нравиться, не удовлетворяет, хочется чего-то другого. Поэтому лето — период, когда нарастает тенденция непринадлежности, стремление к уходу, завершению роли, но одновременно все еще сохраняется и тенденция принадлежности, включенности в какие-то отношения. Это двойственный, амбивалентный период, период максимального напряжения. Лето в разгаре, но именно в нем зреют зерна возможного разрыва, конфликта, сепарации. Лето — подготовка к сепарации. И целью ритуала континуальности является поддержание существования сообщества, его силы, устойчивости. На этом этапе подтверждается континуальность, продолженность, то есть то, что сообщество продолжает существовать, несмотря на внутренний конфликт. Чтобы обеспечить проживание периода амбивалентности и внутренней борьбы, необходимо укрепить веру в сообщество и подтвердить его существование, чему и служит ритуал континуальности. Этот ритуал способствует обнаружению собственного места в сообществе, собственной идентичности внутри сообщества без ухода из него. 

Какие же ритуальные обряды несут в себе максимальный акцент континуальности? Это — всевозможные празднества, юбилеи, карнавалы, застолья, соревнования, где, с одной стороны, люди отмечают, что они все еще вместе, а с другой — именно во время этих ритуалов, которые есть не только празднества, но и соревнования, происходит определение ролей в сообществе: кто — главный, кто — второстепенный, каждый занимает место в соответствии со статусом, определяет свой вес, функцию, оценивает свое место в системе, свой личный вклад в жизнь сообщества. Кто в соревновании победил, садится поближе к старейшинам, кто пришел последним — подальше. Катарсис этого этапа, эмоциональное пиковое переживание на этой фазе — ощущение себя частью более широкого целого, собственной причастности к нему, которое переживается, как благоговение, контакт с более высоким смыслом, с Высшим началом. Древние племена чествовали своих предков, почитали их как богов. При этом они ощущали поддержку богов, предков, присутствие чего-то большего, чем они сами, и это поддерживало континуальность сообщества. Красивые и величественные, такие ритуалы подтверждали этическую систему ценностей данной культуры. Элементы таких ритуалов содержит в себе церковная служба, когда благодаря ее красоте и торжественности человек переживает состояние собственной причастности, чувство благоговения. Задача этого ритуала такова: хотя я и начинаю выделять себя из целого, но в то же время могу почувствовать себя значимой частью этого целого. Чтобы это противоречие не раздирало на части изнутри, человек должен ощутить смысл принадлежности к целому, а это возможно, только если мы осознаем нечто, выходящее за рамки обыденности. Ритуалы поддерживают и готовят человека к тому, чтобы он именно так переживал свое внутреннее отделение, начало этого процесса. Ритуал континуальности связан с элементом Воздуха, дающим движение вверх.

Затем следует ритуал сепарации, который готовит к осени. Осень — это период, когда человек перестает принадлежать сообществу, или Матери-Природе. Он теперь уже сам по себе, один против враждебной или, по крайней мере, не помогающей ему природы. То же происходит и с сообществом. Человек уходит в самостоятельную жизнь, он уже не ребенок, никто не поит и не кормит его, он должен стоять на своих ногах. Происходит сепарация: от природы, от сообщества, от роли, от отношений с другими. Цель ритуала сепарации — инициация человека в иное состояние бытия. Во время ритуала человек уточняет и заново определяет свою идентичность. Здесь он часто имеет дело со смертью старого, которое должно дать дорогу новому. В отличие от весны, где просто происходило включение в новое, здесь нередко нужно пройти через смерть и одиночество. Ритуалы сепарации включают тренировку концентрации внимания, развитие способности к волевому действию, а также обретение мастерства. На этом этапе главный элемент — Огонь, который символизирует прохождение через трудности. Нужно пройти через огонь, чтобы осуществить ритуал сепарации, и начать свое независимое существование, это — зона непринадлежности. На данном этапе возникает другой тип пикового переживания — катарсис конструкции, по Джону Мойшеру. Катарсис конструкции — переживание свершения, «мне удалось осуществить свои задачи», «я сделал это». Это переживание радости от того, что замысел воплощен, доведен до конца. В этом и состоит инициация — пережить, что смог, преодолел, сделал. Точка сепарации — это порог способности к собственным деяниям. 

Примеры ритуалов такого типа — языческие ритуалы инициации юношей и девушек, проходивших сложные испытания, связанные с борьбой за выживание в стрессовых условиях. Инициация часто включала кровавые обряды. В ходе ритуала инициации человек должен был подготовиться к еще худшим условиям, трудностям реальной жизни. Поскольку реальная жизнь тогда, да и всегда была трудна, возник такой тяжкий ритуал - с кровью, с оружием, болью и огнем. Среда сопротивляется. но человек действует вопреки ей. 

Ритуал трансформации лежит на стыке осени и зимы. Смысл этого ритуала — исцеление индивида от некоторых условий, которые ему мешают достичь желаемого. Человек здесь должен пойти на определенное самоограничение, пройти через лишения. В отличие от ритуала сепарации, здесь необязательны именно физические испытания и боль. Эти ритуалы предполагают глубокие внутренние изменения в состоянии сознания, мышления. В ходе подобного ритуала человек реально или в своем воображении как бы спускается в подземелье, в глубокую тьму. Люди либо буквально уходили в пещеры, «в подземный мир» с тем, чтобы достичь знания, либо познание тайн, духовной правды извлекалось из глубин личности, из внутренних ресурсов человека. Это период обретения мудрости, и он ассоциируется с элементом Земли. Человек мог уходить в скит, стать отшельником, чтобы остаться наедине с собой, прийти к контакту со своим глубинным бессознательным и оттуда достичь гнозиса. Гнозис - пиковое переживание данного ритуала переживание просветления, понимания сути вещей, сакрального соединения противоположностей. В мифах и сказках оно связано с божественным браком, и в этом смысле с достижением целостности. 

Описанные ритуалы фактически совпадают с тем. что происходит в течение года. Весной человек принадлежал другому, летом одновременно принадлежал и не принадлежал другому, осенью оказался один среди пустыни, а зимой через глубинный контакт с собой, через катарсис гнозиса он начинает принадлежать самому себе. Пройдя точку корпорации, человек включался в сообщество и всю весну наслаждался этим. Летом, ощущая себя частью целого, уже понимал, что существует и отдельно от него, это — диалектический период. Осенью он самоопределяется, понимает, чего стоит сам по себе. Зимой — находит мудрость и смысл в устройстве мироздания, становится частью вселенной, точнее он и есть вселенная. Это — период интеграции. 

Не следует понимать архетип сезонности как движение по кругу. Круг — это лишь один срез. Как карма — проживание нескольких жизней, так и каждый субъект, сообщество, группа, личность проходит много раз через эти годовые сезонные циклы. С каждым разом круг становится все уже, и в конечном счете, двигаясь по спирали, субъект в один прекрасный день может оказаться в центре. А центр круга — это точка, которая соответствует юнгианскому понятию Самости. В ней исчезают циклы сезонности, человек уже одновременно пребывает и в весне, и в лете , и в осени, и в зиме. Это — пятая точка, она лежит вне плоскости. Изображать круг следует как движение вверх, но это не просто спираль, а лестница, идущая вверх, ступеньки которой находятся в каждой из четырех основных точек круга. Каждый качественный переход в новый сезон — это ступенька вверх. Этой ступеньке соответствует ритуал, помогающий ее прохождению. Если же человек в своем развитии не преодолевает, как надо, соответствующие фазы цикла, он идет по кругу и вновь проходит через тяжелые испытания. А в той мере, в которой он их преодолевает, каждый следующий проход круга легче, и это тоже соответствует идее кармических перерождений.

Перейдем к рассмотрению того, как проявляется архетип сезонности в самых разных психотерапевтических и общекультурных теориях, которые, с нашей точки зрения, могут рассматриваться как частные проявления архетипа сезонности. Начнем рассмотрение с хорошо известной модели С. Гроффа, его теории перенатальных матриц. Перенатальные матрицы — это фазы внутриутробного развития плода. Плод развивается не только физически, он проходит и через определенные психические переживания и изменения. Согласно Гроффу, процесс внутриутробного развития плода проходит четыре фазы, которые он называет матрицами. 

Первая перенатальная матрица, соответствующая фазе весны, длится от зачатия до примерно 7 месяцев. В своих экспериментах Грофф показал, что этот период переживается плодом как космическое единение, как океаническое чувство, как пребывание в Раю, если этот период проходит благополучно. Это полный симбиоз с материнским организмом, переживание божественного слияния, состояние умиротворения, любви и гармонии. Если первая перенатальная матрица оказывается травмированной, то возникают образы «отравленных вод», апокалиптические переживания падения сводов, нарушения гармонии. Здесь четко присутствует элемент Воды — плод находится в воде. 

Вторая перенатальная матрица, фаза лета, охватывает период примерно от 7 месяцев беременности до начала родов. Суть этого периода можно выразить так «матка-предательница». Матка начинает сокращаться, а родовой канал еще не открыт. С одной стороны матка как бы выталкивает плод, а с другой не выпускает его. На этой фазе происходит переживание безысходности, зависания, подвешенности, сдавленности, покоя при максимальном напряжении. В этой ситуации «без выхода» даже при самом положительном ее прохождении переживается состояние беды, бессмыслицы, но и отчаянной жажды найти смысл жизни. При затруднительном прохождении — ощущение агонии в ловушке, затягивания, падения в пропасть, тесноты, нехватки воздуха, возникает образ Ада. Время останавливается. 

В Таро – карта «Повешенный» очень хорошо отражает лето. Фигура на карте не двигается, но в ней чувствуется большое напряжение. Если сравнить эту карту с перенатальными матрицами, то — это вторая перенатальная матрица, когда плод поворачивается вниз головой. Он в преддверии выхода, пойман в ловушку, матка его не отпускает. Но даже на карте внизу видно просветление подобное родовому каналу. Карта «Шут» — это тоже лето, он зависает над пропастью. 

В момент величайшего страдания, в конце туннеля вдруг появляется свет, возникает ощущение возможности выхода. Тогда включается третья перенатальная матрица — осень — непосредственно сам процесс прохождения родового канала, пропасть, муки сдавливания. 

Какие образы рождаются, когда человек возвращается в переживания третьей перенатальной матрицы? Они описываются как активность, борьба, героические подвиги, сильное сексуальное возбуждение. А в негативном варианте — как хаос, агрессия, пытка, угроза уничтожения, возможны также картины демонических жертвоприношений. В обоих случаях возникают образы, связанные с огнем, кровью, болью, переживается необходимость преодолеть этот хаос, чтобы начать двигаться. 

Четвертая перенатальная матрица — фаза зимы. Она соответствует моменту, когда головка ребенка начинает вылезать на белый свет. это первые, очень короткие моменты контакта с новой жизнью вне чрева, находясь на пороге которой ребенок ощущает приближение чудовищной катастрофы, глобальной трансформации. Первые ощущения — это холод, вхождение в новый, прекрасный, но холодный и опасный мир. Это состояние сознания, когда оно положительно, люди описывают как растворение в огромном пространстве, энергетическом потоке. «Я был затоплен Божественным светом». Отрицательные последствия этой фазы — холод, одиночество, затерянность в бескрайней пустоте, как у Кая в «Снежной Королеве». 
Обратимся теперь к структуре мифа и сравним с ней фазы сезонности. Весна соответствует беззаботному существованию героя, и не помышляющего о подвигах, а лето - это период, когда в точке континуальности к герою приходит весть. Все смешалось, прекратило свое обычное существование, и лето — период, когда будущий герой мучается выбором — уходить ему или оставаться. Можно привести пример из любимого нами Толкиена, когда герой колеблется: с одной стороны — он хочет отправиться в путь, с другой стороны — ему страшно. Это типично для летнего периода мифа. В точке сепарации герой уходит из дома. Он становится действительным героем в тот момент, когда отправляется в странствие, в свой Квест. Квест начинается в точке сепарации. Основное содержание большинства мифов соответствует именно осени, испытаниям, с которыми герой сталкивается, и, преодолевая которые, обретает новые качества, утверждает себя. 

Концом же многих мифов и большинства сказок является брак. Божественный брак в юнгинианской традиции трактуется как воссоединение с анимой или с анимусом, что соответствует в круге сезонности точке трансформации или обретения Целостности. Это переход в зиму, которая является периодом возвращения домой героя, уже обретшего Целостность. Миф об «Одиссее» один из немногих, где этот этап возвращения домой четко выделен. Здесь имеются в виду не испытания на пути домой, а сцены возвращения. Зимой герой осмысляет свой путь и пишет мемуары, так и у Толкиена Бильбо тоже пишет мемуары. 

А теперь попробуем проследить по четырем фазам сезонности, четырем квадрантам круга изменение соотношения принципов инь — ян.

В весеннем секторе представлен в чистом виде женский принцип инь, это слияние, женская сила, Природа как мать. В точке перехода в лето начинает действовать мужской принцип активности — ян. Летом он как бы детский, подростковый, еще не полностью проявленный. Осень — время максимального проявления принципа ян. Что касается последнего квадранта - зимы, то здесь преобладает инь, уравновешенное с ян. Это период целостности, здесь проявляется принцип мудрости, интеграции, принцип андрогина. Таким образом, можно сказать, что зима и весна по-разному проявляют женский принцип, а мужской принцип является летом, и особенно осенью. Следуя по нашему кругу, можно проанализировать четыре основных мужских и женских архетипа, соответствующих различным фазам сезонности. Мужская классификация является некоторой проекцией идей Мора на круг сезонности, классификация женских архетипов принадлежит автору. 

Рассмотрим четыре основных мужских архетипа, в каждом из них энергии инь и ян соотносятся по-разному. 

Первый мужской архетип, весеннийархетип Любящего. Он восприимчив; ласков, нежен, его черты — привязанность, потребность раствориться в партнере. Например, Пьеро любит, стремится быть принятым, им движет сила любви. Понятно, что здесь преобладает женский принцип. Негативная сторона этого архетипа — зависимость. 

Второй архетип, летний, — это архетип Короля, сидящего на троне и оттуда повелевающего. Король мало двигается, все крутится вокруг него и во имя его. В ритуале континуальности тоже присутствует статус достижения некоего места в обществе, своего кресла. Король «на горе», он правит, он носитель силы и власти. Главная задача Короля -— повелевать исходя из своих желаний, он не исполняет, а приказывает. Негативная сторона этого архетипа — либо деспот, дающий неправильные указания, либо бессильный и капризный правитель. 

Третий архетип, осенний, — архетип воина, способного действовать, ставить цели, бороться, преодолевать препятствия. Его основные качества — целеустремленность, напористость, импульсивность, воинственность и сила воли. Негативная сторона этого архетипа — агрессивность. 

Четвертый архетип, зимний, — Маг, в смысле мудрец. Он накопил знания, постиг высшие законы мироздания, обрел опыт, философию, познал иерархию, его могущество состоит во владении истинными именами вещей. В Маге, как в отшельнике, старце, мудреце, присутствует интеграция с анимой. Это уже интегрированный смешанный вариант. Негативная сторона архетипа — маг, использующий свои знания в зловредных, темных целях. 

Король, и особенно Воин, — носители волевого, мужского начала. Мудрец и Влюбленный несут женское начало. 

Рассмотрим теперь четыре базовых женских архетипа


Первый архетип, весенний, — архетип Мать-Дочь, симбиоз матери и Дочери, женщина-мать и женщина-дочь одновременно. "Так, Пресвятая Дева Мария объединяет в себе девушку и мать. С одной стороны, это - образ продолжательницы рода, хранительницы очага, мягкой, ласковой, заботливой, опекающей, с другой — воплощение самопожертвования, преданности, невинности. нежности, восприимчивости. Пара Деметра и Персефона (до брака) также представляет этот архетип. Негативная его сторона — зависимость. 

Второй архетип, летний, — Королева. Одно из его воплощений — Афродита, возникающая из пены морской. Это женщина, как бы пребывающая в мужском секторе круга, сохраняющая женскую силу и обладающая властью. Она привлекательна, ослепительна, величественна. Здесь иньское начало, свойственное любой женщине, соединяется с янским. Это активная женщина, способная творить и вдохновлять, когда она оборачивается своей положительной стороной. Кстати, в шахматах — король — фигура, ради которой все делается, имеет мало ходов, зато королева двигается активно. Соединение женского и мужского начала дает королеве большую силу. Отрицательная сторона архетипа Королевы — коварная интриганка, соблазнительница, искусительница, мачеха из сказок. 

Третий женский архетип, осенний, — Женщина-Воительница. Это архетип амазонки, феминистки, женщины, дерзнувшей помериться силой с мужчиной, отстаивать свои права в сражении. Она решительная, яркая, воинственная, воплощающая волю к победе, в ней мало женских черт. Артемида — одно из наиболее ярких проявлений этого архетипа. Афина Паллада представляет собой конец осени — начало зимы. Она соединяет архетипы Воительницы и Жрицы следующей фазы. Негативная сторона архетипа Воительницы — беспощадная жестокость, агрессия. 

Четвертый женский архетип — архетип Жрицы. София — Премудрость Божия, наверное, самое высшее его воплощение. В греческой мифологии — это Веста, в сказках — добрая фея-крестная. Положительная сторона архетипа — святая женщина, носительница высших знаний, мудрости, она отстранена, живет как бы в другом измерении. Отрицательная сторона архетипа — злая колдунья, старуха Баба- Яга. 

Посмотрим теперь на человека, проживающего фазы сезонности в процессе своего личностного развития.

Так у Пьеро (весна) негативные черты — это гипертрофированная ранимость, зависимость, неверие в собственные силы. Это — человек, плывущий по течению, страдающий от собственной никчемности, жалости к себе. 

А вот — Емеля (лето) в первой части сказки — человек, который не знает, чего хочет, Илья Муромец, 33 года пролежавший на печи. Задача этих персонажей — научиться хотеть. Когда к Илье приходят странники и спрашивают — чего он хочет, Илья отвечает, что хочет порадеть за Русь. Только тогда ему дают святой воды и он становится героем. Фактически герой копит силу желания, учится его осознавать и управлять им. Для Емели щука как бы мать, и он говорит: «По щучьему велению, по моему хотению». И учится хотеть, ведь сам он в сказке ничего не делает, это сказка про архетип Короля. Емеля в конце королем и становится без всякого собственного деяния. После того как Емеля получает «щучью волю», до того как он становится королем, герой учится желать, тренируется в своих желаниях. 

Третий тип - Шалтай-Болтай (осень), в жизни которого нет порядка, системы, организованности, цели, правит хаотическая активность. Он не целеустремлен, не организован, не смог стать воином. Ему трудно собраться, сконцентрировать свою волю. Он активен, но ничего конструктивного не совершает. Это негативный вариант архетипа Воина. 

Четвертый тип - это Кай (зима), мальчик, сидящий в ледяных чертогах Снежной Королевы, человек с замерзшим сердцем, аутичный, депрессивный, пытающийся выложить из льдинок слово «вечность» и получить в награду весь мир. Человеческая любовь, тепло и вода оттаивают его сердце, пробуждают его. Он очищается, освобождается, наступает весна, он покидает чертоги Снежной Королевы. 

А теперь попытаемся использовать архетип сезонности для классификации психологических проблем, которые могут возникать у любого человека. В статье Льюиса Стюарта вводится понятие о базовых негативных аффектах личности, которые тоже можно соотнести с архетипом сезонности. Рассмотрим каждый базовый негативный аффект по нескольким параметрам: фрустрирующее действие (события, ситуации), вызывающее аффект, вид аффекта, базовая метафора аффекта, базовая компенсирующая метафора (то есть какой архетипический образ компенсирует данный аффект и может быть инструментом психотерапевтического воздействия). 

Первый аффект соответствует весне. Базовое действие здесь — отвержение. Базовый аффект —отвращение. Метафора аффекта — отчужденность. Базовая компенсирующая метафора для этого аффекта — вступление в некоторую утопическую общность, переживание катарсиса вхождения в эту общность. Нахождение утопической общности человеком означает, что произошло исцеление внутри сезона. Если мы хотим помочь клиенту, испытывающему отвращение к себе и к миру, которое описывается метафорой отчуждения, ему нужно помочь найти эту утопическую общность. Так, гадкий утенок мечтал о прекрасных лебедях и обрел их. 

Второй аффект (летний) — аффект ужаса. Это реакция на ситуацию неожиданного изменения. Метафорой этого аффекта является пропасть: впереди неизвестность, обычный порядок вещей изменился, человек ощущает, что душа уходит в пятки и он падает в пропасть. Рушится континуальность, возникает то, чего нет в опыте, ситуация выходит из-под контроля. Спасти может только вера в Высшую силу, для которой неизвестное является известным. Компенсирующая метафора — «Святая гора». Обожествление сил природы первобытным человеком, боявшимся неизвестности, — попытка совладания с аффектом ужаса. Это движение по вертикали снизу вверх, из пропасти на «Святую гору», человек находит смысл и свою идентичность в рамках более высокого целого. Бог, или Высшая сила поднимает человека на ту высоту, с которой видны способы выбраться из пропасти, и он обретает устойчивость на новом уровне. Это соответствует тому катарсису, который мы назвали ранее катарсисом благоговения.

Третий — аффект ярости (осенний). Это реакция на события, ограничивающие свободу. Фрустрация переживается как аффект ярости. Человек, переживающий этот аффект, описывает своё состояние метафорой хаоса, взрыва. Ярость - как разрыв на части, хаотическое разметание на кусочки. Это один из двух основных способов переживания состояния стыда. Стыд переживается либо как стремление сжаться в точку, превратиться в ничто, или как слепая ярость, хаос, который также порождает превращение в ничто. Компенсирующая метафора для этого аффекта — метафора истинного порядка вещей, четкой структуры, закона мироздания. 

Четвертый аффект (зимний) — мука, боль. Этот аффект является реакцией на потерю. Теряя нечто очень важное, человек испытывает боль. Метафорой аффекта боли является образ пустоты. Феноменологически депрессия — это переживание опустошенности. Когда боль становится невыносимой, включается механизм защиты, человек как бы ничего не чувствует, кроме пустоты. Компенсирующей метафорой аффекта боли является наполнение пустоты. А пустота может быть наполнена только красотой природы или красотой рукотворной, то есть рожденной творчеством. Когда внутренняя опустошенность заполняется, фактически это уже переход к весне. Безжизненность зимы переходит в красоту, наполненность чувствами. Вода согревает и орошает холодную землю. Рассмотрим теперь фазы архетипа сезонности как темы, возникающие вне зависимости от того, каков временной масштаб процесса развития. Каждому сектору круга соответствует определенная психологическая тема. Весна — тема поиска любви, Квест в поисках любви отвечает на вопрос — как найти любовь. Лето — тема поиска собственной идентичности. Человек ищет ее внутри чего-то большего. Осень — тема спасения, искупления и освобождения через испытания. Зима — тема принятия правды собственного «Я», собственного личностного опыта. Человек находит самого себя. 

Но также эти этапы можно рассмотреть как четыре типа проблем, которые при этом возникают. Тема — это задача. Если она плохо решена, то возникает проблема, блок нормального развития, или «блок спонтанности» по Д.Мойшеру. Что же является блоком спонтанности? 

Не то, что человек чувствует, а то, что с ним происходит. Эта схема во многом совпадает с классификацией аффектов, о которой уже говорилось. Весна — отвержение и пренебрежение. Лето — обман и предательство. Осень — стыд и унижение, чувство униженности. На четвертом этапе, спонтанность блокируется крайней степенью беспорядка, разрушением истинного порядка вещей, ведь зимой все должно быть упорядочено, кристаллизовано. 

Вернемся к рассмотрению процесса развития личности, но теперь обратимся к нему с точки зрения факторов, благоприятствующих этому развитию. Мы уже говорили о том, как соотносится схема архетипа сезонности с перенатальным развитием. Теперь наложим эти четыре этапа на жизнь человека в целом. Рассмотрим такую классификацию — младенчество, детство, отрочество-юность, взрослость. 

Младенчество — это весна. Младенец получает заботу и тепло, ласку матери, и в этот период ему нужен определенный тип родительского воспитания: физические прикосновения, объятия, проявление любви, телесный контакт. Родители удовлетворяют потребности ребенка, потому что он сам пока не может их удовлетворять. Такое отношение родителей формирует базовое доверие ребенка к миру. Именно в этот период у него формируется способность чувствовать, что опять же соответствует весеннему архетипу. У ребенка, который не получил этого от родителей, могут быть проблемы со способностью чувствовать. Так, многие нарушения пищевого поведения, анорексия и другие связаны с тем, что ребенок не научился с помощью матери в детстве определять насколько он голоден или сыт.

Детство — лето — это период игры, когда ребенок через игру учится хотеть, осваивает мир желаний. Он еще не может много сделать сам, но уже проявляет фантазию, творит свои желания. Родители в этот период играют с ребенком, удивляют его, смешат, поощряют, устанавливают зрительный контакт. Родитель вовлекает ребенка в игру, помогает осваивать мир желаний, он здесь должен быть немного похож на клоуна, затейника, товарища по игре. 

Осень — период отрочества и ранней юности. Здесь идет формирование воли, обретение реальных навыков, способности к действию. Родитель должен поощрять, стимулировать, бросать вызов, вдохновлять, ставить перед ребенком адекватные его возрасту задачи. Решая эти задачи, подросток обретает мастерство и уверенность в своих силах. В этот период человек учится деланию. Родитель тут похож на спортивного тренера, который стоит поодаль от спортсмена, направляя и корректируя, ставя задачи и стимулируя. В отличие от предыдущих этапов он сам не участвует активно в деятельности ребенка. 

Зима - это поздняя юность и взрослость. Родитель ограничивает, определяет, запрещает, подкрепляет, дает имена, названия, проясняет, учит значению того, что происходит. На этом этапе родитель обращается к разуму человека, к его интеллекту, помогает ему обобщить этот опыт. Главная задача этого этапа — развивать способность мыслить, думать. 

Как существуют четыре типа воспитания, соответствующие разным этапам жизни человека, так можно показать, что для разных фаз, тем развития нужны разные психотерапевты. Для весны — заботливый психотерапевт. Для лета — эмоциональный и стимулирующий, клоун, вовлекающий творчески в игру. Для осени — тренер, учитель. Для зимней фазы — мудрец, источник знаний. 

Обратимся теперь к возможности использования архетипа сезонности для более глубокого понимания отдельных направлений и тем психотерапевтической работы. Возьмем, например, темупосттравматического стресса (ПТС) — то есть реакции человека на серьезные значимые потери, трагические события, катастрофы, несчастные случаи. Терапевтическая работа по исцелению посттравматического стресса тоже проходит в четыре этапа в соответствии с динамикой процесса ПТС. Посттравматический стресс начинается в точке разрыва континуальности, после начала лета, ситуация как в мифе: все шло хорошо, а потом произошло что-то драматическое. 

Первая фаза посттравматического стресса — это фаза отрицания шока. Переживания слишком болезненные и человек пытается бежать от них. Срабатывают защитные механизмы, он как бы верит и не верит. С одной стороны, человек понимает, что это действительно произошло, с другой — отрицает эту реальность. Опять амбивалентное состояние: принадлежность и непринадлежность. Человек еще не готов принять факт потери. 

Второй этап — фаза агрессии и вины. Факт потери уже принимается, но не до конца, возникает сильный протест против того, что случилось, — «не хочу, чтоб так было». В первой части этой фазы происходит лихорадочный поиск того, что потеряно, возникает потребность что-то сделать, вернуть утрату, человек как бы сражается с фактом потери. Он склонен всех обвинять в случившемся, в том числе и себя. Здесь характерны проявления гнева, агрессии, ярости, страстного желания не отпустить того, кого потерял, — «зачем ты меня покинул». Без прохождения этого этапа невозможно окончательно принять факт потери. 

Третья фаза, совпадающая с зимой, — фаза депрессии. Здесь происходит окончательное принятие и переживание потери. Две предыдущие фазы подготовили человека к возможности ее пережить: возникает ощущение острой тоски, одиночества, потери смысла, цели в жизни. Если человеку удается вынести эти глубинные переживания, то они поднимают его на новый уровень. Приходит понимание того, что жизнь продолжается. Боль не уходит совсем, но жизнь обретает новый смысл, идет процесс обретения мудрости, оживание, исцеление. 

И это уже переход к весне, в четвертую фазу — фазу исцеления. На четвертой фазе происходит качественное изменение, переход на новый уровень. Переживший травму человек, проходя полный круг много раз по спирали, обретает новый опыт, чтобы двигаться дальше. Это касается точно так же, не только посттравматического стресса, но и проживания любых жизненных проблем и тягот. Человек, прошедший весь круг индивидуации, научившись, не теряя себя, переносить жизненные испытания, обретает способность легко проходить все четыре этапа. 

Архетип сезонности может быть источником идей и подсказок, важных и практически полезных для человека, который занимается психотерапией, исцелением. Так, Джон Мойшер утверждает, что чаще всего жалобы клиента предъявляются на квадранте, противоположном тому, где лежит главная проблема и где возможен катарсис, который необходим для ее разрешения. Например, клиент говорит: «Я не могу понять, что происходит. У меня в голове все смешалось. У меня внутри пустота», и эти жалобы клиента можно классифицировать как зимние. На деле за этим стоит проблема самоопределения, человек должен осознать, чего он на самом деле хочет.

Так за предъявленной в жалобе метафорой пустоты скрывается аффект ужаса. Такому человеку необходимо помочь вернуть себе состояние способности к творчеству. Он должен пережить катарсис континуальности, найти смысл происходящего, войти в контакт со своим высшим «Я», которое знает, чего он хочет. Это путь из пропасти на «Святую гору». Обратная ситуация. Человек говорит: «Не могу выбрать» или «Не знаю, чего хочу». Здесь предъявляется проблема выбора, но скрывается за этим переживание внутренней пустоты, депрессии и реальное решение проблемы в нахождении истинного смысла, понимании того, как устроен мир. Он должен пережить катарсис гнозиса, чтобы от пустоты прийти к ощущению красоты мира. 

Еще случай — человек жалуется на свою агрессивность, на то, что «ограничивают его свободу» или он «не может отстоять свои права». А в действительности его истинная проблема - ощущение отчуждения, отвращения к себе, нехватка любви. И катарсисом для него будет обретение любви, контакта с идеальной утопической общностью. И, наконец, человек говорит: «Я страдаю от зависимости». За этим прячется внутренний хаос, неотреагированная агрессия, фрустрация, неспособность постоять за свою свободу. Человек должен пережить катарсис деяния, катарсис конструкции, который необходим для осуществления подлинной сепарации. 

Итак, получается, что существуют две основные базовые для терапии дилеммы личностного роста: Огонь — Вода и Земля — Воздух. «Огонь — Вода», — это тема полной принадлежности и полной непринадлежности, зависимости — независимости, свободы — несвободы. Вторая дилемма «Земля — Воздух» — отсутствие желаний — максимальное напряжение желаний. Решается проблема амбивалентности; зима — нуль, а лето — максимально выраженная амбивалентность, тема выбора или отсутствия мотивов или пустоты-наполненности. Две базовые дилеммы, как видно на схеме образуют крест. 

Описанная модель позволяет рассмотреть и другие теоретические схемы, используемые в психотерапии, в том числе этапы развития группы: группа как общность — весна, в группе формируются нормы, иерархия — лето. Возникает хаос, агрессия, борьба, конкуренция, образование коалиций — осень, и лишь на четвертом этапе группа выходит на нормальное, структурированное функционирование — это зима. 

Итак, архетип сезонности — универсальный архетип развития. Он позволяет как интегрировать разные подходы, так и классифицировать виды терапевтического воздействия, выявлять противоречия между предъявляемой проблемой и реальной. Терапевтический процесс как круг исцеления проходит все этапы, где бы этот процесс ни начался, причем проходит этот круг один или несколько раз. Так если проблема предъявляется по зиме, то ее развитие, разогрев, преодоление сопротивления клиента идет по весне, катарсис и разрешение — по лету, а завершение — по осени. Кроме того, у терапевта существует возможность работать внутри каждого сектора, где есть свой терапевтический ход, например «Пропасть — Святая гора».

Можно пофантазировать и о классификации методов психотерапии по сезонам. 

Если базовая проблема человека — весенняя, то ему может помочь более ласковый приветливый психотерапевт и «весенние» психотерапевтические методы, такие как ребефинг, техника «качания внутреннего дитя», некоторые психодраматические методы, позволяющие пережить и эмоционально отреагировать ее. 

Если проблемы клиента связаны с трудностью самоопределения, нахождения своей идентичности внутри какого-то сообщества и ему нужно найти смысл в Божественной игре, то хорошо подходят методы арттерапии, психодрама, основной фокус которой на спонтанности, игре. 

Проблемы осени хорошо отрабатываются в бихивеоральной терапии, где главное научение навыкам. А для стимулирования, бросания вызова подходят многие техники гештальттерапии, провокативной терапии. 

Проблемам зимы лучше всего отвечает, по-видимому, психоаналитический подход, осознание бессознательного, его анализ и структурирование, подход, позволяющий понять устройство своего внутреннего мира, увидеть его стройный порядок, ритм и достичь катарсиса гнозиса. 

Таким образом, использование архетипа сезонности может способствовать более эффективной работе с клиентом, помочь, терапевту понять, в какой точке процесса исцеления он находится в данный момент. Представляется, что некоторые идеи, высказанные в данной статье, могут стать поводом для размышления как для психотерапевтов, так и для всех, кого интересует процесс развития человека.
 
Категория: Ребенок/Родитель | Добавил: sanetta
Просмотров: 1051 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 3.0/1
Всего комментариев: 0
Copyright MyCorp © 2016
Наш опрос
Как вы считаете, нужна ли в Японии группа личностного роста для подростков?
Всего ответов: 165
Друзья сайта
Реклама
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • Инструкции для uCoz